Категория: Инцест

Урок анатомии

Это было ещё в те времена, когда не было веба. Я обучался в восьмом классе. Дело шло к концу учебного года и у меня выходили достаточно хорошие итоговые оценки, исключение составляла анатомия. По анатомии у меня выходила спорная оценка и мне по зарез необходимо было получать пятерку. Сделать это можно было только при помощи доклада, выбор тем которого был ограничен. Поточнее тема была одна: «Репродукция человека». Брать данную тему никто не желал, но мне пришлось это сделать под бессчетные ухмылки одноклассников.

Вечерком я приступил к подготовке доклада. Обложившись учебником и 2-мя энциклопедиями я просидел за столом около 2-ух часов с страхом осознавая, что ничего не могу толком уяснить из-за недопонимания того, что учу. Дело в том, что многие слова были мне не знакомы, а книжные картинки были нарисованы так, что я с трудом разобрался в изображении мужского органа, и то пришлось пару раз ассоциировать с оригиналом, уже не говоря о необычном рисунке дамских половых органов. Нагих дам я тогда лицезрел лишь на картинах в музеях, да младшую сестру и то, пока она была в грудном возрасте. И то малое что я лицезрел, совсем не увязывалось с данными учебника. Настроение приближалось к панике.

В этот момент в комнату вошла мать и намекнула, что пора уже заканчивать с уроками и идти спать. Мы жили с матерью и сестрой в двухкомнатной квартире (папа развёлся с матерью три года вспять), в одной комнате жили мы с сестрой, другая была комната матери. Потому что сестрёнка уже спала, то я готовил уроки в маминой комнате. Тяжело вздохнув, я стал собирать книжки. Заметив моё настроение, мать спросила, в чём дело. Я как мог, растолковал ей, что не могу приготовить доклад, потому что не представляю о чём нужно говорить. Может всё не так плохо? спросила она, давай я тебя погоняю по вопросам учебника. Последующие пятнадцать минут мы занимались тем, что мать задавала вопросы, а я красноватый как рак, отвечал ей что мог.

Чуда не вышло, я сумел понятно поведать о строении мужчины, но когда пошли вопросы о дамских органах и уж тем паче о процессе осеменения, я промычал невпопад несколько фраз и замолчал. До сдачи доклада оставалось около 10 часов, а годичная пятерка по анатомии становилась всё призрачнее и призрачнее.

У матери стал задумчивый взор, по её виду тяжело было что-то сказать, о чём она задумывается, но ясно было, что у неё появилась какая-то идея. Так же у меня появилось чувство, что она не может на что-то отважиться.

Отлично, произнесла она, я для тебя помогу, только иди поначалу прими душ. Озадаченный её словами я пошёл умываться.

Выйдя из ванной, я увидел, что мать уже переоделась в ночнушку и разложила диванчик, что показалось мне странноватым, обычно она спала на собранном.

Лицезрев меня мать встала и казала, сынок, обычно не принято показываться нагими близким родственникам, но мне принципиально твое рвение к хорошей учёбе. На данный момент я для тебя на для себя покажу то, что ты не сообразил из учебника. Только и ты настройся верно и помни, что это только подготовка домашнего задания.

Я ничего не ответил, только сглотнул показавшийся в горле комок. Мать легла на диванчик. Подняв до животика ночную рубаху, она медлительно развела ноги.

Сердечко учащённо забилось, дыхание стало тяжёлым. В трусах одномоментно разбух орган, устройство которого я учил весь вечер. Все мускулы тела были как-то удивительно скованы.

Мать, натянуто улыбаясь, произнесла, я вижу для тебя не по для себя, мне тоже неудобно, но согласись, что останавливаться на данный момент буде уже тупо. Возьми учебник и сравни заглавие частей тела с тем, что видишь.

Взяв книгу, я радиво стал пробовать читать наименования, но мысли путались и разбегались. Мать с минутку следила за моими попытками сосредоточиться. – Я этого и страшилась, произнесла она. Чего? – с трудом выговаривая буковкы, спросил я. – Что вид нагой дамы возбудит тебя, и ты будешь плохо соображать. Я ничего не ответил.

Вздохнув, она произнесла, раздевайся. Я стоял рядом с диванчиком, пытаясь осознать, что она от меня желает. Она повторила, раздевайся, раздевайся. Я снял халатик, в каком вышел из душа, оставшись в одних трусах. Мне было неудобно, я сложил руки чуток ниже пояса, пытаясь прикрыть вероломно выпирающий член.

Мать села на диванчик рядом со мной. Взяв мои руки, она развела их в стороны. Потом она решительно стянула трусы вниз. Я так и оцепенел с поднятыми руками, стараясь не глядеть на маму. Мой член был на уровне глаз матери. Мои уши пылали.

- Ты повзрослел, обидно произнесла мать, я помнила тебя малость другим. После этого она обхватила член ладонью и стала водить повдоль него. Длилось это недолго. После трёх-четырёх раз я сообразил, что не могу себя сдерживать. Что вышло, я сообразил с трудом. Мне стало очень приятно. Из члена с большой скоростью вырвалась струя какой то воды. Попытавшись прикрыть её, я ощутил что-то горячее и липкое. Не скажу, что ранее не сталкивался с этой жидкостью, но ранее она появлялась только во время сна.

- Ну, вот отпрыск, ты на данный момент столкнулся с процессом семяизвержения. То, что выделил твой член – именуется спермой. Я пристально поглядел на руку. Вид спермы меня не очень впечатлил, но я стал осознавать, что мне стало легче и мысли опять приходят в порядок. Член всё ещё стоял, но напряжение ушло. – Вот только ты мне всю рубаху испачкал.

Я поглядел на маму, её рубаха в районе груди была вся в пятнах от моей спермы.

Не переживай, произнесла она, это просто отстирается. Иди промой руки и продолжим. А то поздно уже.

Я промыл руки и возвратился в комнату. Мать снова лежала на диванчике, расставив ноги. Я выискал очами трусы. Заметив мой взор, мать улыбнулась и произнесла, одень халатик, я вижу ты стесняешься. Я стремительно выполнил мамино распоряжение.

Процесс исследования пошёл легче, я уже достаточно расслабленно находил у матери незнакомые мне части тела женщины и даже начал осознавать набросок учебника. Потом, мать, демонстрируя на для себя пальцем, спрашивала у меня наименования. Минут за 10 я выучил то, с чем страдал последние три часа.

Всё выучил? – спросила мать. Я был в замешательстве. В учебнике говорилось ещё о нескольких вещах, о которых я смущался спросить. – Что не так? – мать нахмурилась. В энциклопедии говорится о кормлении грудью, и … я замолчал. И…? – переспросила мать. О влагалищном секрете и половом акте. Мать вдумчиво потёрла лоб. С грудью неувязка не большая, после этого она села и сняла с себя рубаху стопроцентно.

Я уставился на мамину грудь, понимая, что напряжение ворачивается. Мать взяла мою ладонь и показала, где выделяется молоко, заставив потрогать сосок. После этого напряжение только возросло, и член под халатиком опять стал подниматься. – Запомнил? Я кивнул.

Мать не одеваясь, опять легла и расставила ноги. - Вытяни указательный палец и коснись нижней части влагалища. Я так и поступил. – А сейчас протолкни его вперед и малость поводи туда-сюда. Я всё выполнил как просила мать, оказалось что влагалище еще поглубже, чем мне показалось поначалу. – Ощущаешь? – Что? Не сообразил я. – Ощущаешь жидкость позволяющую пальцу просто скользить, это и есть секрет.

Только сейчас я направил внимание на воду, показавшуюся на моем пальце. – Ну, хватит – мать засмеялась, этого довольно?

А половой акт? – брякнул я, здесь же пожалев о сказанном. Лицо пылало. Мать села и пристально поглядела мне в глаза. Как правило это не принято, меж отпрыском и мамой, но раз так…

Мать встала и открыла шкаф с постельным бельем, пошарив рукою посреди белья, она что-то достала. Это оказался презерватив. Я лицезрел такие в школе, мы набирали в их воду и кидали в стенку, но для каких целей он нужен, я никогда в серьёз не думал.

Открыв его, мать дала его мне, попросив надеть его. Это оказалось не так просто, я провозился несколько минут под застенчивой маминой ухмылкой.

Когда я совладал с презервативом, то застыл в нерешительности. Как обычно, на выручку опять пришла мать. Она встала на четвереньки. Для меня стало открытием, что влагалище видно и из этого положения. Член был твёрдым.

- Вводи - произнесла мать. Я стал неудобно тыкать членом. – Не туда, произнесла мать и не смотря, взяла член в ладонь и воткнула в себя. Эмоции, которые я испытал, обрисовать не могу. – Держись руками за бёдра. Я так и поступил. - А сейчас води членом вперёд вспять, это и есть половой акт либо занятие сексом. Можешь подержать меня за грудь, во время секса так принято. Нагнувшись, я потрогал мамину грудь, она тяжело дышала. Я ощутил, что на данный момент снова кончу. – Мам…! - промычал я. Мать сообразила меня. – Не страшись, с прерывающимся дыханием произнесла она, презерватив защитит меня от осеменения.

Через пару секунд я кончил в маму и застыл. Было очень приятно и постыдно, неудобно и что-то ёщё. Я слез с дивана. Презерватив снялся просто с обмякшего члена. Мать лежала на боку и вдумчиво смотрела на меня. – Готов к докладу? – спросила она? Да, я опустил глаза. – Тогда иди, мойся и иди спать, не нужно никому говорить о нашей подготовке. – И сам постарайся о ней запамятовать, но только после того как ответишь, улыбнулась она. Я пошёл в душ.

На последующий денек под смешки одноклассников я вышел к доске. Говорил я чётко и уверенно, так, что учительнице приходилось прерывать меня словами, что я рассказываю больше, чем нужно по программке, при всем этом она удивительно смотрела на меня. Одноклассники то же ощутили что-то не ладное, продолжали улыбаться, но быстрее по инерции.

За год по анатомии я получил 5. 1-ое время нам с матерью было не ловко оставаться наедине. Но позже всё пришло в норму. Года три мы не вспоминали об этой истории, пока в один прекрасный момент Юля (моя младшая сестра), не зашла в комнату, где мы с матерью смотрели телек, и со слезами на очах заявила, что не может осознать тему «Репродукция человека». Мы с матерью переглянулись и рассмеялись.

Отзывы:
Добавить комментарий