Категория: Экзекуция

Билл, вальяжно развалясь, посиживал в большом кресле и курил дорогую сигару. Обстановка ему определённо нравилась- приглушённый свет, стенки обтянутые чёрным бархатом…Впечатляли размеры помещения, которое казалось еще более от того, что из мебели в нём было только одно это комфортное кресло, в каком можно было утопнуть. Тишину нарушало только сопение Кребса, который с дежурной ухмылкой на лице стоял по левую руку от Билла.

- Ну, что? Когда начало?- Билл нетерпеливо щёлкнул пальцами.

- Сию секунду, мистер Вэнс. Видимо, осталось еще несколько штрихов,

- Я думаю, за те средства, что я вам заплатил, можно было бы и поспешить.

Надеюсь, всё будет в точности, как заказано?

- Естественно, естественно, мистер Вэнс. Ваш сценарий выдержан до последней мелочи.

Моя студия- серьёзная компания.

«Да, уж- серьёзней некуда. Такая рекламы давать не будет. Любопытно, какой у неё годичный оборот?- Билл вспомнил о сумме с пятью нулями, переданной им Кребсу в каком то захудалом ресторанчике. Только наличными, никаких чеков! Если б не советы Счастливца Сэма, с воззрением которого Билл всегда числился и никогда не прогадывал, он бы поднял на хохот хоть какого, кто предложил бы ему вот так без расписки дать кругленькую сумму за непонятное мероприятие с непредсказуемым результатом. Да и девчонка была катастрофически презентабельна, прямо выходец из его необузданного воображения. Надавать ему пощечин в присутствии друзей и их потаскух только за то, что он малость ординарными выражениями предложил ей составить компанию на ночь…

Откуда она взялась в баре Чероки? Ранее Билл её там никогда не лицезрел. И с каким гордым видом удалилась… А он стоял с глуповатой рожей под гогот этих подонков, называющих себя его друзьями, «дружба» которых основывалась лишь на больших деньгах, оставленных Биллу отцом в наследие. В дело Билл их ни в какое не вложил, а расслабленно пребывал, ни в чём для себя не отказывая. Как эту прекрасную сучку звали? Подружка Сэма вроде знала её. Какое- то странноватое славянское имя…Марина…Галина…Арина! Точно! Сэмова шлюшка так и произнесла,- Это Арина Лѐ-он- психолог из института Тимоти. Психолог…Ну погоди психолог.

Пресыщенность жизнью содействует появлению странноватых и одичавших фантазий, с которыми он поделился со Счастливцем Сэмом. Тот внезапно отнёсся к этому без собственных обыденных насмешек и предложил Биллу познакомиться с некоторым Кребсом. И в неказистом кабинете под вывеской компании торгующей бытовой химией он услышал:

- Да, сэр. Любые ваши фантазии, кроме воскрешения из мёртвых, встречи с Господом, секса с супругой президента и тому схожей чепухи. Знакомая женщина? Имя, адресок, ваш подробнейший сценарий деяния, ну и, естественно, задаток. Средства будут наши- фантазии будут ваши.

Мысли Билла оборвал слащавый глас Кребса: «Всё готово, сэр. Прикажете начинать?»

Билл сделал нетерпеливый жест рукою. Кребс подошёл к стенке, против которой стояло кресло, надавил какую-то кнопку, и стенка плавненько поднялась ввысь, открыв что-то наподобие сцены, ярко освещённой сильными лампами. Сцена была оформлена в виде эшафота задрапированного таким же материалом, что и стенки, в центре которого стояла большая скамья, обтянутая кожей. Со скамьи свисали какие-то ремни с застёжками. У края эшафота лежал очень длиннющий закрытый футляр наподобие чертёжного тубуса.

- Чтоб привести вашу знакомую в соответствующий вид, пришлось малость накачать её наркотиками- сама она категорически отрешалась,- с подобострастным хихиканьем вещал Кребс,- необходимо было малость времени, чтоб отошла, за этим и задержка.

Кребс хлопнул в ладоши, за сценой открылась невидимая ранее дверца и трое крепких парней с колпаками на головах, закрывающими лица, втащили на сцену отчаянно упирающуюся даму, руки которой были скованы за спиной наручниками. Билл всмотрелся. Да это она- девчонка из бара Чероки. Но в каком виде!

Светлые волосы стянуты сзади в тугой пучок. Очень броский, даже брутальный мейкап. Затянута в кожаный шнурованный корсет, высоко поднимающий грудь и открывающий мелкие красно- карие соски. К корсету пристёгнуты тёмные сетчатые чулки, а тонкие ноги до середины бёдер плотно обхватывали остроносые сапоги из чёрной лаковой кожи на высоких каблуках. Билл пришёлкнул языком- то, что нужно, таковой костюмчик он и заказывал Кребсу, даже локон, спадающий на щеку учёл, поглядим, как всё будет далее. Арина меж тем яростно орала в сторону Кребса и Билла, наверняка осознав, кто здесь главные:

- Что здесь происходит?! Какое право вы имеете меня задерживать тут?! Я немедля сообщу в полицию! Что же это все-таки за маскарад?!

Билл враскачку подошёл к девице и, взяв за подбородок, приподнял её голову:

- Узнаёшь меня, крошка? Я же гласил, что мы ещё встретимся. А полицию пожалуйста, хоть на данный момент, только как ты это сделаешь?

Арина выяснила его и гадливо выдернула подбородок из его руки:

- А, это ты, ублюдок? Не достаточно для тебя было в баре? Что для тебя нужно от меня?

- Мне от тебя пока ничего не нужно, а вот они,- Билл указал на Кребса и его подручных,- желают, что бы ты стала основным действующим лицом малеханького спектакля. Как? Ты согласна?

Билл чуть увернулся от ноги Арины, нацеленной ему в пах:

- Сообразил. Не хочешь. Ну, вообщем говоря, тебя никто и не спрашивает. Кребс, вы не ознакамливали нашу звезду с ролью?

- Что вы, сэр. Элемент неожиданности играет немаловажную роль. На данный момент сами увидите.

Кребс приподнял таинственный футляр и, открыв его, извлёк предмет, напоминавший на 1-ый взор толстый бильярдный кий. Но это был не кий. Кребс держал в руках гладкооструганный острый древесный кол длиной футов 5 и шириной около трёх дюймов. Он поднёс остриё кола к лицу Арины:

- Как куколка относится к заднепроходному сексу с таким партнёром? Неуж-то никогда не пробовала? На данный момент попробуешь, воспоминаний будет на всю оставшуюся жизнь,- захохотал Кребс,- Это такие острые чувства! В особенности когда дойдёт до кишок.

Женщина только здесь, видимо сообразила, что это не игра, и с нею решают сделать нечто ужасное.

- Сволочи! Что вы собираетесь со мной сделать? Вам нужен выкуп? Вы его получите! Позвоните моей…-она не договорила.

- Выкуп нам не нужно, мы просто желаем развлечся, а ты нам в этом поможешь. Твоя задача- погромче орать, пробовать вырваться, извиваться, ну словом, как при обыкновенном сексе. И не нужно бояться- больно только сначала, позже, молвят, приятно, некие даже кончают. Правда, последний раз в жизни.

Сказано это было таким будничным тоном, что Арина уже ужаснулась по- истинному.:

- Вы не сделаете этого, это- убийство. За что? Что я вам сделала? Я…

Но её уже повалили животиком на скамью и ловко пристегнули к ней ремнями за поясницу и грудь, так, что она не могла пошевелиться, а только напрасно лупила ногами о пол. Кребс густо намазал каким то кремом остриё кола и подал его одному из собственных помощников. Перед лицом Арины поставили огромное зеркало, так, чтоб она лицезрела всё, что происходит сзади. Двое других подручных схватили её за ноги и очень растянули их в стороны. Увидив в зеркало приближающееся поблёскивающее от смазки остриё, Арина подсознательно напрягла и сжала зад.

- Мистер Вэнс! Я думаю вы не откажетесь чуть-чуть раздвинуть ей ягодицы, чтоб облегчить проникновение,- предложил Кребс.

Билл схватив даму за обе половинки крепкой круглой попы с трудом раздвинул их так, что стал виден задний проход. Главный палач примерился и резвым натренированным движением всадил туда кол. Отлично смазанный, он без видимых усилий вошёл в прямую кишку дюймов на 10. Арина испустила пронизывающий крик.

- Легче, легче, Картер,- командовал Кребс,- Наслаждение должно быть взаимным.

Картер начал неторопясь крутить кол то в одну, то в другую сторону, сразу двигая его вспять и вперёд но с каждым разом вгоняя его немножко поглубже. Арина нечеловечески орала, неудачно пытаясь разорвать опутывающие её ремни, которые от этого только больше врезались в тело. Двое других истязателей с трудом удерживали раздвинутые ноги в подходящем положении. Кол равномерно погружался всё поглубже и поглубже. Скамья с бьющимся телои прогуливалась ходуном, скрипела кожа ремней, корсета, сапог, окутанных крепкими, кровожадными руками. Билл остекленевшим взором смотрел на ужасную функцию. Член его встал так, что начал доставлять ему болезненные чувства. В конце концов он не выдержал и прохрипел:

- Переверните на спину, я желаю её трахнуть, пока она ещё дёргается.

Это была не обычная задачка, ремни ослабили ровно так, чтоб перевернуть тело на спину. Картер профессионально задерживал кол в подходящем положении. Билл спустил штаны и, навалившись на даму, с животным рычанием вошёл в неё. Прямо перед его очами было лицо Арины с дико вытаращенными очами и зашедшимся в клике ртом, в уголках которого пузырилась пена. Картер продолжал совершать колом ритмичные движения снутри девицы. Билл отлично чувствовал их своим членом. Подчиняясь этому ритму, прижимаясь своим животиком к животику Арины, он ощущал, как снутри её в своём неспешном движении кол что-то прокалывает с соответствующим звуком рвущейся бумаги. И вдруг в некий момент он сообразил, что женщина, насаживаемая на кол, начала отвечать ему такими же ритмичными движениями, вагина её сделалась увлажненной, а клики перебежали в сдавленные стоны.

Ещё несколько мгновений и она, задёргавшись ещё посильнее в стягивающих её ремнях, протяжно и осипло выдохнула, откинув вспять голову. Сразу с ней волна оргазма сотрясла и Билла. В этот момент Кребс вытащенной из такого же футляра дубинкой с силой стукнул по торцу кола, сходу вогнав его во внутренности девицы фута на полтора. Арина захлебнулась своим криком. Билл пошатываясь слез с неё и без сил повалился в кресло. Женщина с торчащим из зада колом, поддерживаемым с тупого конца Картером, слабо подёргивалась на скамье. Палачи отпустили её ноги, которые без сил повисли по краям страшного ложа. Потом они отстегнули ремни, подняли Арину и, установив кол вертикально в особое отверстие в эшафоте, сняли с неё наручники. Тело малость сползло вниз по колу так, что носки Арининых сапог практически касались пола. Голова качалась от 1-го плеча к другому, ноги и руки немного конвульсировали. Вниз по колу сбежала узкая струйка крови. Кребс обошёл вокруг кола, проверяя плотность его установки на полу:

- Ну как, мистер Вэнс? Всё как вы желали? Я постарался учитывать все мелочи. Толщину кола подобрали исходя из комплекции вашей…гмм…дамы. Видите, крови практически нет- анус не разорван, а только растянут, но сразу кол не таковой узкий, чтоб проткнуть тело насквозь. Так что до утра непременно доживёт, сможете даже поговорить с ней, пока она в сознании. А что вы скажете насчёт костюмчика? Наш дизайнер постарался- госпожа в роли жертвы.

Кребс расхваливал свою работу, как торговец в лавке продукт. Билл поморщился, глас Кребса его почему-либо раздражал. Он подошёл к посаженной на кол. Погладил холодную кожу сапога. Это вызвало у него очередной, правда лёгкий, прилив желания. Билл поглядел ей в лицо. Большой слой грима присваивал ему кукольное выражение. Только глаза выдавали смертную муку. Она что-то шептала. «Убей меня» разобрал он с трудом.

- Ну как , крошка, приглянулась для тебя наша встреча? Небось жалеешь, что в твоей жизни такое может произойти только один раз? Я так очень жалею. Если б ты согласилась тогда в баре Чероки…

- Что вы будете делать с ней далее?- спросил он у Кребса.

- Не волнуйтесь, мистер Вэнс, всё предвидено. Завтра к вечеру, когда всё…кончится, на трассе Даллас- Форт-Уэрт отыщут спаленный автомобиль с обугленным трупом. Автокатастрофа- не совладала с управлением.

Билл Вэнс молчком засунул ему оставшуюся часть суммы и не оглядываясь пошёл к выходу. Кребс услужливо раскрыл перед ним дверь.

- Входите ещё, сэр. Буду благодарен, если порекомендуете мою студию друзьям. Мы- внушительная компания. Любые фантазии за ваши средства.

Отзывы:
Добавить комментарий