Категория: Измена

- Око за око - произнесла Иринка после скандала, найдя трусы собственной подруги в нашей кровати. Как они туда попали? Либо, та их специально туда подложила? Но подруга была хороша!

Настоящий смысл этих слов, я сообразил существенно позднее, когда время успело загладить в памяти бурные действия. Я уже совершенно запамятовал эту опасность, и когда к нам приехал в гости наш общий друг, не ожидал ничего отвратительного.

Мы посиживали болтая о разной ереси, хорошо выпили, но не до бесчувствия. Нам было забавно и отлично. Когда время перевалило за полночь, Ирка предложила другу остаться на ночь у нас, на что тот с радостью согласился. Вот тут-то всё и началось.

Ирка ушла в ванную и через 5 минут явилась нам в совсем прозрачном халате под котором ничего не было. Она, видимо, сполоснулась вся, так что, халат прилипал к её влажному телу. Друг, повествующий мне смешной рассказ, умолк на полуслове. Всё его внимание

мгновенно переключилось на тело моей супруги. Он пожирал его очами, казалось, на данный момент начнёт капать слюна. Меня же вся эта картина просто взбесила, но как и друг, я не отрываясь смотрел на неё. Она знала что

делала, временами вставая, чтоб убрать тарелки, либо принести чего-нибудть с кухни.

При всем этом вся её точеная фигура была как на ладошки. Грудки показывали её возбуждение торчащими сосочками, киска же приоткрыла губы, явив нашим очам собственный язычок. Ей очевидно нравилось наше остолбенение, нравилось то, что была приметно её возбуждение. Она и не собиралась скрывать этого. Гость умолк. Его взор, лишенный осмысленности, был похотлив, рот приоткрылся. Казалось, что он сорвется прямо на данный момент и засадит моей девченке, ох как засадит. Я разозлился совершенно, и когда Иринка в очередной раз пошла на кухню, последовал за ней:

- Ты с разума сошла? Что ты так обнажилась? Ты что не видишь, что он вот-вот на тебя кинется?

- Естественно кинется - она в упор поглядела на меня - Только чуток позднее

- Что?! - здесь я всё вспомнил. - Ты что, по правде? Ирка! Да хорошо прикалывать! Хорошо для тебя играть. Я всё сообразил тогда! Хватит меня терзать. Ну и о нём задумайся, ему сейчас стояк не уложить. Не нужно.

Так нельзя. Я же тебя люблю!

- Я то же тебя люблю. И чтоб меж нами не оставалось горечи от прошедших событий, я сделаю это, сделаю у тебя на очах. Не так подло, как ты, а открыто и с наслаждением. А после решай, останешься со мной, либо нет, это будет зависеть от тебя. Но я это сделаю. Волна необычного возбуждения поднялась в голову снизу из места под пупком. В голове застучало.

- Ты что, правда?... Иринушка, родная моя - осознав серьезность её целей , взмолился я - Не надо это. Ты уже прямо на данный момент делаешь мне очень больно. Давай этим и ограничимся. Не надо!

- Нет, необходимо. Я издавна всё решила. Ранее было надо мыслить, когда на Ленку залезал. На данный момент наступил момент расплаты. И если ты меня вправду любишь, то как миленький будешь глядеть, как твоей супруге будет отлично в руках другого. Это акт очищения твоего греха.

Иринка вышла из кухни, подойдя впритирку к гостю, она прибирала со стола, время от времени касаясь его своими красотами. Сейчас, зная что скоро может произойти, мною обуяло дикое возбуждение. Наверное я извращенец. Ведь, обычный человек не должен возбуждаться от

мысли, что в его супругу войдет чужой член. Воображение отрисовывало калоритные картины того, как это будет, а мой свой молодец рвал брюки. Я смирился и покорливо следил происходящее.

- Я для тебя постелю на кушетку - обратилась она к другу - дуй в ванну и укладывайся. Обещаю, для тебя приснится очень эротический сон.

- Наверное, приснишься ты - он засмеялся уставившись на её промежность, потом встал и пошел в ванну. Когда он возвратился в трусах, она поглядела на оттопыренность и улыбнулась.

- А что же все-таки это такое там влажное? - спросила она.

- Ну твой таковой вид ну он очень желает познакомиться с тобой поближе и пускает слюни. Он уверен, что ты очень смачная. - гласил он тихо,

только для неё, но я слышал.

- Смачная? Ну так может получиться, что он попробует меня изнутри сам и не будет судить только по виду. Дадим ему испытать?

- Правда? Как? Твой же не уйдет никуда.

- Поглядим. Ты ложись и ожидай. Там видно будет. Доверься мне стопроцентно

Я нервно курил одну сигарету за другой на кухне. После того, как гость улегся, Ирка пришла ко мне на кухню:

- На данный момент я пойду туда. Ты тоже можешь пойти, только, малость погодя. Поверь, ему будет не до тебя. Я желаю, чтоб ты стоял рядом и лицезрел всё в самых, что ни на есть, подробностях - она сбросила с себя халат,

оставшись совсем голенькой, оборотилась ко мне и поглядела прямо в глаза

- Смотри на меня. - она провела руками от бёдер к грудкам.

- На данный момент эти сисечки будут в чужих руках, твои возлюбленные сисечки

будут сжимать и ублажать ЕГО руки. - Ирка кивком головы указала на комнату.

- Эта кожа, незапятнанная, гладкая и такая чувствующая, будет играть от чужого прикосновения - она провела ладонью по своим бёдрам и

опустила руку в промежность

- Эта киска будет принимать чужую плоть - твоя возлюбленная киска. Представь, как ЕГО член войдёт и будет вкушать её сок, изливать в неё собственный, как нежнейшие стены будут ощущать

скользкое движение, движение ЕГО члена снутри меня. Видишь, как она желает этого? - Ирка развела в стороны чуток присев тонкие ножки и убрала руку. Киска неописуемо разбухла и, вроде бы выкрутилась изнутри.

- Дай сюда руку, потрогай. - я дотронулся до истекающей киски, Ирка закрыв глазки дёрнулась. Я просочился пальцем вовнутрь, она подалась навстречу, но, здесь же отвела бёдра вспять, освободив промежность от моей руки. - Она сейчас не тебе. Не твоя рука, не твой конец будет сводить меня с разума. Я сойду с разума ощущая, как ЕГО гладкая головка будет мягко двигаться снутри меня, как дотронется до матки, как она играя будет просто нырять и выныривать, смачивая и без того влажную киску собственной подтекающей смазкой. Лицезрел, у него все трусы влажные от неё? Эта смазка смешается с моим соком и доведёт меня

до блаженства. И я отдамся на данный момент стопроцентно, до самых кончиков пальцев на ногах и кончу, ты слышишь, непременно кончу, кончу с НИМ. И заставлю его кончить. Кончить в меня, чтоб впитать в себя всю его

удовлетворенность. Я не дам пролиться ни капли, чтоб ты знал, что там не только лишь твои угодья, так же как ты отдал мне ощутить, что наше ложе не только лишь наше, что твои чувства и страсть не только лишь мои. Я жила всё это время мучаясь сознанием этого. Мне не давали покоя мысли, что всякие шалавы ублажаются тобой в нашем доме. Это и есть твоё наказание - твою супругу трахнут , а ты будешь стоять рядом и глядеть.

Я знал, что она искусна в подходящий момент обымать маткой головку и сокращая её, не знаю уж, произвольно, либо нет, вызывать во мне бурный экстаз, который изливался семенем вовнутрь моей девченки, что постоянно

доводило её саму до оргазма. В неопасные деньки, мне доставляло несусветное наслаждение кончать туда, видя, что не выливается ничего, невзирая на богатство извергнутого. Это давало чувство, что частица

чего-то моего живет в ней и становится частью неё.

Она обняла меня, поцеловала в губки, поглядела в глаза и решительно направилась в комнату. На пороге обернулась:

- На данный момент моё право, моя очередь, я его реализую стопроцентно. Ты сам заварил эту кашу. Это и есть искупление, но знай, я очень люблю тебя, нуждаюсь в для тебя. Слышишь, делаю это для нас. Приходи через две

минутки - она оборотилась и пошла. Я проводил взором её повиливающую, очевидно специально для меня, нагую попу, такую родную и возлюбленную. Сердечко билось о рёбра, пытаясь их проломить. Выждав малость я последовал за ней. От увиденного чуть ли не кончил - Иринка совсем голенькая лежала на нём. Одеяло было откинуто, а трусы

друга валялись на полу. Горел ночник и всё было замечательно видно. Она была права, гость не направлял на меня никакого ...внимания. Я его понимаю. Он ,обняв её, гладил спинку, ввысь и вниз, потом, его руки

спустились на ноги и меж ними. Гладил он очень лаского, чуть касаясь её кожи. Ирка глубоко дышала. Её голова лежала на его плече, руки вытянуты вниз, ноги на его ногах. Она была расслаблена и получала очевидное наслаждение от прикосновений. Через некое время, Иринка попеременно подтянула колени ввысь, что открыло доступ к дырочке. Я зашел со стороны ног, где болтался надутый член гостя, то и дело касаясь попы.

Дырочка практически выворачивалась наружу и призывно алела. Иринка приподняла попу, при всем этом киска обхватила головку налитыми желанием губами. Она подалась вниз и шароподобная головка мягко вползла в самое заветное место. Ирка повернула голову и поглядела мне в

глаза. Она опустилась еще, вобрав в себя член стопроцентно. Наращивая темп они стали двигаться. Звучно чавкая от обилия смазки, его агрегат нырял и выскакивал, увеличивая амплитуду. Не прошло и 2-ух

минут, как друг стал очевидно приближаться к концу. Иринка, почувствовав это, поднялась, оказавшись сидящей на нём, но не до конца, оставаясь в 10 сантиметрах над ним. Он положил руки на её грудки. Она

взялась за его конец, торчащий из неё, поерзала из стороны в сторону бёдрами, видимо направляя член в матку и медлительно со стоном опустилась на него стопроцентно. Они застыли в неподвижности на несколько минут. Но неподвижность была чисто наружняя.

Я знал, что там снутри, она играет его членом, доводя дело до логического окончания. Я зашел со стороны её лица и наши глаза повстречались. Здесь это и случилось - друг застонал, сделал несколько движений в Иринкину сторону и затих. Ирка ахнула, не отрывая от меня взор, откинула немного голову и начала резко дергаться непроизвольными движениями. Я 1-ый раз в жизни смотрел в глаза кончающей дамы. И эта дама моя возлюбленная супруга, и кончала она от того, что чужая сперма заполняла её матку . Она продолжала посиживать, глаза её затуманились и закрылись, прошло минут 5, до того как она слезла с гостя и направилась на кухню, поманив меня с собой рукою. Друг молчком накрылся одеялом и отвернулся. Ему, по всей видимости, было страшно неловко и постыдно.

- Смотри. - произнесла она, приложив мою руку к собственной киске - ни капли!

Там вправду была только смазка, ну и та подсыхала. Губы уже не выворачивались. Видимо, Ирка получила полное ублажение.

Я повернул её спиной к для себя, согнул, оперев грудью на стол, воткнул в неё собственный изнывающий член. Я пробовал вторгнуться в её матку, чтобы смыть своим семенем чужое, но матка была уже плотно закрыта, надёжно спрятав в собственных недрах следы необычного наслаждения. Это было только её и его. Киска растеряла упругость и двигаться в ней без смазки стало не так комфортабельно. Я всё же кончил. А после мы расстались...

Отзывы:
Добавить комментарий