Категория: Измена

Юрка привез из городка молоденькую супругу. Молодую, добрую и очень привлекательную даму. Прожив с ней три года, он, как это уже было не раз, тихо улетучился в город, оставив у Родиона Петровича молоденькую супругу.

Следует дать подабающее, она внезапно расслабленно отнеслась к бегству супруга. Никогда не жившая в деревне городская женщина, Наташа сходу вписалась в деревенскую жизнь, устроилась на работу к местному фермеру и, будучи хорошим бухгалтером, очень приглянулась ему. Одно время, он даже сделал ей предложение выйти за него замуж, стать совладелицей собственного процветающего дела. Но, она отказалась от него и произнесла, что предпочитает жить у свекра.

Меж тем жизнь дома Гореевых, шла своим чередом. Родион Петрович был суровым мужиком, которого уважали в деревне. А, потому что, он не так давно овдовел и был еще сравнимо молод, многие дамы стремились сблизиться с ним, но постоянно получали от него от ворот поворот. Корректный, но решительный отказ, не оскорбляющий их самолюбие. Потому никто не держал на него зла. Бывало время от времени, даже приносили на его крыльцо новоиспеченный хлеб, пирожки, масло, сметану, молоко, и другие продукты, которые он нередко находил днем.

- Ты куда это собираешься? - Совладал он, заметив, что Наташа аккуратненько складывает свои вещи в чемоданы.

- Я, желаю возвратиться к родителям, папа. Юре я вижу, уже не нужна. Он оставил меня.

- Может, он возвратится еще? Перебесится и возвратится. А?

- Все, может быть. Но, мне Родион Петрович надоели его выверты. Я все возлагала надежды, что он остепенится… Но, Вы видите сами. Его уже не исправишь

- Не торопись, уезжать Наташа. Ты можешь жить тут сколько хочешь.

- Это не совершенно комфортно. Про нас уже начали гласить…

- Тебя это расстраивает?

- Нет. Но, Вам это должно быть неприятно.

- Мне совсем индифферентно, что обо мне молвят. Главное то, что я о для себя думаю. А то, что молвят, их дело. Скучновато жить, вот и сочиняют всякое.

Она разогнулась и поглядела на свекра.

- Только ради Вас…

- Вот, ради меня, девченка, не стоит.

- Вы же понимаете, … как… я … к Вам отношусь.

- Знаю, Наташенька. Стар я уже тебе. И не гоже мне у отпрыска супругу отбивать. Не отлично это.

- Какая же я супруга ему? Сами видите. Юра меня покинул.

- Вижу. Останься. Прошу тебя.

- Отлично. Останусь, раз Вы требуйте об этом.

Управившись с хозяйством, он включил телек. Начинался очередной сериал.

- Что там демонстрируют? - спросила Наталья, заходя в комнату.

- Вроде по программке, я смотрел, должен идти некий боевик, а начинается сериал, - пожимая плечами, ответил Родион Петрович.

- Можно, я с Вами посижу?

- Садись. Чего спрашиваешь?

Она подошла к диванчику, и сев рядом с ним, положила ему на плечо голову.

Он неудобно застыл уставившись на экран. Там что-то происходило, но он ничего не лицезрел. Все его чувства и мысли были заняты сидящей около него Наташей. От ее волос исходил теплый волнующий запах, от которого кружилась голова. Она пошевелилась, и немного изменив положение, мягко приникла к нему, прижав к его руке упругую грудь.

- Наташа, - глухо произнес он. - Наташа.

- Что? - Тихо спросила юная дама.

- Прошу тебя. Не нужно.

Она промолчала, продолжая прижиматься к нему.

Родион Петрович встал и, чувствуя в коленях дрожь, пошел в свою комнату.

Он осознавал, что так длительно длиться не может. Ему лучше отпустить Наташу домой, как она того желала. Хотя, так ли желала?

Жить рядом с юный, прекрасной дамой, которая, к тому же вожделеет тебя, и чего греха таить, вожделенна для тебя самому, очень приятно, но также мучительно. Бывало, что он пару раз заставал ее в оголенном виде. А в один прекрасный момент, когда она умывалась и видимо, забыла закрыть на засов дверь, он увидел ее стоящей над тазом. Его ослепила белизна ее налитого здоровьем юного тела. Прикрывая ладонями, полные налитые груди Наталья, обернулась к нему, и он увидел ее всю от маленьких пальчиков на ногах, до струящегося по телу водопада влажных после мытья, сверкающих волос. Его поразила краса ее женственных бедер, гармоническая завершенность стройной фигуры. Ошпаренный жаром накатившего желания, он в панике ринулся прочь, звучно захлопнув за собою дверь.

Сев на крыльцо, он одну за другой выкурил несколько сигарет, не чувствуя вкуса табачного дыма. Его тело сотрясала дрожь желания.

- Уезжай, ради бога, - глухо произнес он, когда к нему вышла уже одетая дама. - Возвращайся домой к своим родным, а то… так до греха неподалеку.

- Нет, Родион, я никуда от тебя не поеду. Ранее было надо об этом мыслить, когда я желала этого. А на данный момент не могу. Люблю я тебя, - просто, не смущаясь собственного признания, выговорила она.

Ему снилась его Варя. Когда она была юный, прекрасной, вожделенной женщиной. Таковой она была, когда они познакомились, перед тем, как пожениться. Они стояли под черемухой и страстно лобзались, прижимаясь, друг к другу. Это чувство было так реально, что он пробудился. Но сон длился, так как рядом с ним, прижимаясь к нему, лежала оголенная дама. Он сходу сообразил, чьи нежные и горячие поцелуи ощущал во сне. Он также сообразил, что больше не может биться с ней, что невестка одолела его.

Не имея сил сдерживать свое желание, он до хруста сжал ее в крепких объятиях и, пьянея от сводящего с разума поцелуя, нетерпеливо раздвигая ее жаркие ноги, навалился на нее. Они покладисто разошлись, и Родион провалился в их ласковый разрушение. Пошарив у паха рукою, он, трясясь, раздвинул членом ее мягенькие складки, и они со сладким стоном объединились, слившись воедино исстрадавшимися телами. Всхлипывая от удовольствия, Наталья страстно опутала его руками и прочно придавила к для себя.

Даже юным со собственной Варей, он не был таким ненасытным в любви, как на данный момент. Скользя вспотевшими телами, они бились, сливаясь в страстном желании, спеша, насытиться друг другом. Оставив на постели блаженно раскинувшуюся невестку, Родион встал и, прихватив кисет с табаком, вышел из избы.

Знобко поеживаясь от холодного рассветного тумана, он скупо курил на крыльце, чувствуя внутри себя наплыв возрастающего желания. Наташа возродила его к жизни, как мужчину. Он издавна не ощущал себя таким юным. На данный момент, когда все это вышло, он вдруг сообразил, что уже издавна любит ее, что ему только нужен был толчок, таковой вот повод, чтоб преодолеть внутри себя нерешительность. Невестка сама сделала это.

На его плечи мягко легли дамские руки. Невестка села рядом и прижалась к его плечу грудью. Ее упругое прикосновение, принудило его вздрогнуть. Он протянул руку, и заботливо обхватив ее пальцами, сжал. Наташа прерывисто вздохнула, и немного оттянув маленький вырез ночной рубашки, взяла его руку и положила ее на свою теплую грудь. Обняв даму, тиская ее нежную грудь, он скользнул рукою по ее ноге и тронул пальцами чуток мокроватые волосы на ее лобке. Прижимаясь к нему, она зашептала: - "Родя, я …, я опять желаю тебя. Пойдем на кровать".

Горячий взволнованный шепот Наташи, как огнем опалил его сердечко. Бросив окурок, он поднял ее с крыльца и, гладя на ходу ее пухлый лобок и жаркие ноги, стремительно повел на кровать. Без стыда, раскинув ноги, она протянула ему навстречу руки, и прочно обняв его, дрожащей от нетерпения рукою, заправила в себя жесткий член свекра.

Застоявшуюся тишину избы нарушил нередкий скрип кровати и ее полные удовольствия стоны. Раскинув полные ляжки, Наталья закачалась, елозя задом от его массивных толчков.

13.03.2003

Отзывы:
Добавить комментарий