Категория: Экзекуция

У нас в подъезде обыденного панельного дома появилась новенькая консьержка. Но, не бабушка, как вы поразмыслили, а 18-ти летняя девченка. Обрисую эту девченку. Это привлекательная, не кросотка, но привлекательная девочка-ботаник в очках. Потому что шли летние каникулы, то девченка, видимо просто желала подработать и отыскала такую работу, быть консьержкой. Так бы мы и не трогали друг дружку, если б не тот факт, что мои предки летом много уезжают, оставляя меня 1-го. Я, естественно, был уже взрослый и вроде как студент уже второго курса, но это лишь на бумаге, а веду я себя нередко не сознательно.

Пока предки в отъезде, я нередко выходил курить на лестничную клеточку либо на балкон. Потому что на этаже никто не курит, то на лестничной клеточке не было пепельницы, а выкинуть окурок я мусоропровод я панически страшился, потому что был всегда параноиком и выстраивал в голове модель, согласно которой окурок разориться и сгорит мусоропровод. Был уже вечер и я вышел покурить на лестничную клеточку, и, докурив, я бросил окурок вниз по лестнице, как вдруг появился сюрприз. Я не услышал, как она подымалась, но, главное, что когда я её увидел, то в первый раз услышал её размеренный сознательный глас.

«А сейчас взял и поднял!», произнесла она, встав на площадке ниже, около окурка.

Я молчком спустился вниз и поднял окурок.

«Туда!», произнесла она, показав мне на мусоропровод.

Я выкинул окурок в стоящую ниже этажом пепельницу.

«Извините, я больше так не буду», произнес я, малость сожалеющим голосом.

«Ты свинячишь, а убирать по-твоему другие должны, да?»

«нет. я должен убирать…»

«Ну, вот! Так что сходи за тазиком с водой и за тряпкой. Я жду тебя здесь»

Я сходил домой, налил большой пластмассовый таз водой, взял половую тряпку и принёс все это на лестничную клеточку. Эта девченка стояла «руки в боки» и на её очень интеллигентном и умном лице немножко ощущалась маленькая и приятная ухмылка, но это быстрее не ухмылка, а просто такое спокойное состояние лица. Она была одета в какую-то кофточку на молнии, шорты и шлёпки.

«Мой!», произнесла она, показав пальцем на площадку, на которую свалился бычок.

Я взял тряпку, омочил её в тазу с водой и начал оттирать площадку. Всё время пока я мыл площадку, то она стояла молчком и смотрела на меня, следя как я стараюсь. Когда я промыл всю площадку, то она показала пальцем на ступень ниже.

«Дальше… далее…»

Я спустился ниже и начал протирать на одну ступень ниже, чем эта площадка.

«ничего… ничего… ещё помоешь! Ночь длинноватая… Если кидать мастер, то будь добор и убрать»

Так я опускался всё ниже и ниже, а она молчком стояла на ступень выше, внимательно надзирая то, как я работа. Я не задавал ни излишних вопросов, ничего не гласил, я просто подчинялся ей и делал как она гласит. Спускаясь совместно со мной, она всегда стояла на ступень выше, чем та, которую я мою, в связи с чем её ноги всегда были перед мои лицом. Боже! Какие у этой девицы прекрасные ноги! Я оттирал с особенной старательностью каждую ступень и каждую площадку, но задумывался только об этих прекрасных ногах, которые были в 10 сантиметрах от моего лица. По её поведению и внешнему облику даже и представить было нельзя, что у неё очень сексапильное тело, а в особенности ступни ног. У неё ноги модели. Вот что делает культура и взоры на жизнь делают с людьми, что даже владеющие классным телом девицы, могут скрывать свою природную красоту. Я помню каждый её пальчик, каждую линию извива, её пятки и как они сексапильно смотрелись в этих шлёпках. Пока я мыл каждую ступень, то единственно на что я любовался, то это на эти безупречные дамские ноги.

В итоге, я вымыл всю лестничную клеточку всего подъезда, после этого она меня вымыть все этажи, протереть все крышки мусоропровода, отчистить в неких местах стенки. Так я трудился до часов до 5. Далее она отвела меня на мой этаж, где я бросил бычок, после этого взяла мои руки и начала привязывать к трубе. Я не сопротивлялся. Почему? Я не знаю. Так как она делает это со мной и так нужно, и я почему-либо не мог ничего сделать.

«А это для чего?»

«Тебя в детстве очевидно плохо воспитали, потому придётся проучить тебя…»

Она привязала намертво мои руки к трубе чуток выше головы. Она очень прочно связала мне руки, и я совершенно не мог с эти ничего сделать.

«Конечно, в таком возрасте перевоспитаться очень трудно, но можно…», произнесла она, после этого спустила с меня брюки и трусы, «нужно чтоб ты осознавал, что за содеянное в любом случае будет наказание…»

«Э-э!!! Не нужно!!!», начал я извиваться как уж, но ничего не мог, как как мои руки намертво были привязаны к трубе. Я не мог ничего сделать, не считая как стоять привязанный к трубе на лестничной клеточке со спущенными брюками.

«Это будет для тебя уроком! Когда кто-либо пройдёт, скажешь, что ты наказан за то, что разбрасывал окурки в подъезде. Днем освобожу тебя»

«Не нужно!!!! Отпусти меня!!!!»

«Нет. стой», произнесла она и ушла вниз.

Кое-где часов в 7-8 по лестнице спускалась дама вниз, которая видимо обомлела, когда увидела, что я привязан к батарее и мою бросающуюся в глаза нагую пятую точку. Я был готов подорваться от стыда, но ничего не был в состоянии сделать. Меня просто выносило изнутри, выжигало, выдавливало, когда я осознавал, что на данный момент я стою перед этой дамой с нагой попкой и привязанный к трубе.

«Так!? Это что такое???», произнесла юная привлекательная деловая дама лет 30, «Молодой человек, вам нужна помощь??!!!»

«Меня наказали за то, что разбрасывал бычки в подъезде»

«Ого! Да неуж-то!? Справедливость восторжествовала!? Издавна пора…», произнесла она, малость расхохотавшись, «Всё! Отлично! Это верно! Стойте, юноша, далее и думайте над своим поведением! Не буду вас отвязывать…Надеюсь, юноша, что вы всё понимаете…»

«А кто вас так наказал, кстати?»

«Консъержка»

«Это девченка вот эта вот снизу?!!»

«да»

«Ну, ничего для себя!!! Вот это да!! Хахах!», засмеялась дама более сильным хохотом, «Бывает же такое? Нужно девченку как-нибудь отблагодарить и попросить, чтоб она вас всех, кто в подъезде свинячит, здесь поставила также рядышком и чтоб задумывались стояли над своим поведением…»

Дама, малость смеясь, ушла далее по лестничной клеточке, а я остался стоять с нагой задницей привязанный к трубе. Позже прошёл некий мужчина с верхних этажей.

«Это чё такое????»

«Меня наказали за то, что я кидал окурки в подъезде»

«А!! Это верно! Это верно!», произнес мужчина и ушёл далее вниз по лестнице.

Меня выручало то, что есть лифт и почаще люди ездили на лифте, чем прогуливались пешком. Я простоял ещё полчаса, пока не прошла какая-то тётка мимо меня.

«Это что за сюрпризы здесь??», произнесла она, оценив мою нагую пятую точку, «Кто же тебя так?»

«Меня наказали за то, что я разбрасывал окурки в подъезде»

«Вот это верно! Всех вас, свиней, нужно так же поставить, чтоб уважали чистоту!», произнесла она и ушла далее по лестнице. В общем, скоро, не только лишь наш дом знал, как наказывают в этом подъезде за бросание бычков. В 9 часов утра, когда смена этой юный консьержки завершилась, то она пришла меня высвободить.

«Ну, что? Ты отлично обо всём поразмыслил!?»

«да! Я больше никогда так делать не буду!!! Никогда! Я никогда не брошу больше ну соринки мимо мусорки!!! Простите меня!»

«Я вообщем желала тебя дать на общий трибунал этого дома, созвав собрание на тему «поросят в подъезде», но решила дать для тебя шанс»

Она разрезала верёвки на моих руках и добавила:

«Если я тебя ещё раз поймаю за этим занятием, то не достаточно для тебя не покажется… я тебя запру в том помещении, куда мусор сваливается, и будешь там всю ночь посиживать, это я для тебя обещаю…», произнесла она серьезным голосом, малость напоминающим глас юный учительницы, «А сейчас иди и ещё раз задумайся над своим поведением»

«Я больше так не буду! Извините меня пожалуйста!»

«Будем считать, что ты понёс заслуженное наказание. Всё, свободен…»

Я побежал домой, на ходу одевая брюки. Больше никогда в жизни я не кидал мусор мимо положенных для мусора мест, а если не попадал на улице, то ворачивался и поднимал. Эта девченка перевоспитала моё сознание, и я всё понял, как плохо я себя вёл. -)

Отзывы:
Добавить комментарий